Вячеслав ЛОПУШНОЙ / ПОЭТ
+79040000003
дом 7, улица Красивая
город Любимый

Archive for the 'Эссе' Category

ИВАН МИХАЛЫЧА СКЛОНЯТЬ НЕЛЬЗЯ

Помнится, ещё в детстве слышал такую байку. Прибыл в Москву с визитом один видный азиатский деятель по имени… сейчас узнаете. Как было принято, пионерам поручили преподнести ему цветы и хором поприветствовать: Здрассте, дядя Го Мо Жо! Но высокий гость сошел с трапа самолета не один, а с супругой. И дети не растерялись: «Здрассте, дядя Го Мо Жо и Гоможопина тетя!». Скорее всего, это анекдот, заостряющий казусы, какие иногда преподносит склонение фамилий – как славянских, так и разных прочих…
По моим многолетним наблюдениям, тема сия любопытна не только лингвистам, но неизбежно касается многих людей – в быту, обращениях, заявлениях. Порой возникают здесь комичные споры, заключаются пари. Но тому, кто ткнув пальцем в учебник сына, выиграл у товарища «бутылку», не стоит торжествовать. Ибо, как мы сейчас убедимся, далеко не всё однозначно в этом вопросе даже в «Справочнике по правописанию и литературной правке». А его противоречия позволят и мне высказать мнение, основанное на опыте и, надеюсь, некотором чувстве языка.
Вот чистая быль из собственной давней службы. Принес однажды директору предприятия на подпись письмо, адресованное нашему куратору, известному в области чиновнику. Чуть изменю его фамилию на очень схожую – письмо Седоусу. Шеф поморщился: «Исправь-ка на «Седоус». Моя попытка объяснить, что фамилии такого типа склоняются, была решительно пресечена: «Будь ты хоть трижды грамотей, но нашего Иван Михалыча склонять нельзя!». Можно, конечно, улыбнуться такой аргументации. Ну, в самом деле, кто ж не знает, что в мужском роде склоняются почти все фамилии! А тут вроде совсем простой случай. Но спустя годы, покорный слуга читателя с удивлением обнаружил, что был не так уж прав, как казалось.
В правилах, как будто, всё ясно. То есть, — и Седоусу, и Шмидту, и Боровику…и Бигусу, если угодно… Вы, к примеру, можете сфотографироваться со знаменитым баскетболистом Арвидасом Сабонисом, если, конечно, дотянитесь до его 224см. А если повезет – с нынешней звездой российского хоккея – чехом Яромиром Ягром или когдатошней – шведского – Тумбой-Юханссоном… А, может статься, и не сможете — ни при каком везении!? Если будете неукоснительно слушаться автора упомянутого справочника. Ибо он, г-н Розенталь, настоятельно не рекомендует склонять фамилии курьезного звучания и приводит примеры: Жук, Гусь, Ремень… Однако, спрошу вас, а судьи кто? Кто всякий раз определит степень курьезности или серьезности в море оттенков наших фамилий? Вопрос риторический. И потому язык наш нередко отвергает такую посылку академиков.
Вспомним, как при жизни склоняли во всех газетах знаменитого тренера Станислава Жука. И что касается падежей, то, полагаю, склоняли вполне справедливо. Во всяком случае, это звучало естественно. И вы знаете, почему. Да потому что никому в голову не приходило смешивать личность человека и… насекомое, которое по звучанию напоминает его фамилия. Впрочем, нет: в обиходе охотники извратить и куда более нейтральные фамилии всегда находятся. Тоже ведь «судьи», кстати… А кто, например, поручится, что какой-нибудь продвинутый носитель фамилии Кулик не сочтет её курьезной по причине сомнительной ценности своего болотного «родственника»? Но как раз конкретно Кулика-то авторы справочника разрешают склонять безнаказанно! Конечно, встречаются и вовсе неприлично звучащие фамилии. Но это уже дело их обладателей – носить или же менять… Нет, сдается мне, ученые мужи напрасно вносят сумятицу во вполне удобное для восприятия правило. Единственное, где это возможно, я бы не давал, ни в коем случае, «убегать» гласным при склонении «сомнительных» фамилий, что нередко происходит с их словарными двойниками. К примеру, написал бы уважаемому г-ну Ременю, а не Ремню. Не нравится? Не настаиваю.
Вестимо, что ни в каком роду-племени не склоняют фамилии, оканчивающиеся на все гласные, кроме «а» и «я». То есть, Бурду и Головню, к примеру, в мужском роде вертите, как хотите. Если, конечно, .. не заподозрите эти прозвища в курьезности. Вообще, с первой и последней буквой алфавита в окончаниях фамилий просто беда какая-то. Правила криком кричат-надрываются, что «низя». А что толку? Народ ухмыляется. По канону, скажем, Глафиру Зима или Феклу Пискля никуда «склонить» нельзя в отличие от их мужей. Но для экранных особ это, похоже, не указ. Приятную даму, вице-спикера Любовь Слиску депутаты и пресса так вот натурально по падежам и таскают. А даму, приятную во всех отношениях, телеведущую Руслану Писанку также легко оборачивают коллеги и служители пера.
С другими гласными в окончаниях проблем вроде никаких. В самом деле, и третьекласснику не придет в голову склонять, например, гр-на Коваленко. Хотя тут мне могут и возразить: как быть с А. Чеховым — «Беликов поплелся к Коваленкам»? Но, друзья мои, что дозволено каждому в украинском языке, то в русском – только Юпитеру.
Как ни странно, но русский язык – простите невольный каламбур – обласкал недавних недругов-японцев. Вспоминают генерала Танаку, говорят о писателе Акутагаве, восхищаются режиссером Куросавой. А уж нашего политика Хакамаду, как видите, и в женском роде запросто вращают. Куда же супротив народа? В общем, склоняются эти фамилии также органично, как, например, — всероссийского грузина Булата Окуджавы.
Вот тут-то опять загвоздка. Автор справочника почему-то очень не советует видоизменять фамилию Соткилава. Чем она принципиально отличается от предыдущей? Это – по Розенталю – тайна велика есть. Не знаю, как вы, а я бы с удовольствием выпил по бокалу грузинского вина с замечательным тенором Большого театра Зурабом Соткилавой, когда-то — капитаном юношеской сборной Грузии по футболу. Кстати будет и другой пример. Тот, кто помнит Муртаза Хурцилаву, знаменитого игрока уже взрослой сборной Союза, не удивлялся, когда его по всем падежам нагибали спортивные обозреватели за решающий промах в своей штрафной в ключевом матче. Хотя, с кем не бывает… Закончим грузинскую прогулку вместе с известной в прошлом шахматисткой Наной Александрией. Именно, так писали и говорили, несмотря на сакраментальное «я» в окончании фамилии. Ну, здесь, на мой взгляд, творить такое с женщиной, даже в творительном падеже, не слишком благозвучно…Но, может быть, всё же не стоит там, в нашей «вышней» филологической канцелярии, насмерть стоять за некоторые догмы, коль народ взывает: Перемен!
Так что, дорогие сограждане, не терзайте себя сомнениями. Смело обращайтесь к адресатам-мужчинам – г.г.Сундуку, Дундуку, Пятаку, Суку, Сивке, Бурке, Цапле и даже к гр. Матне — устно и письменно. Потому что это правильно!.. Они протестуют? Вы боитесь их обидеть? – Ну, так не склоняйте — великодушно разрешаю. Хотя, если ваше обращение напечатают, к примеру, в газете, то, естественно, грамотный корректор вас всё равно поправит… С прекрасной же половиной в подобных случаях правила — и ваш покорный слуга – твёрдо рекомендуют вам обращаться гораздо нежнее: не склонять! В отличие от наших нардепов, которые, не стесняясь, таскают своих сослуживиц не только по падежам, но и за волосы…
И последнее. Недавно у меня возникла надобность обратиться с письмом к одному небезызвестному в городе предпринимателю. Абсолютно убеждён, что его фамилия с согласной в окончании ни при какой погоде не попадает в разряд курьезных. Справился у его секретарши о координатах адресата. Но та напоследок, на всякий случай, добавила: В «шапке» письма не склоняйте фамилию шефа, пожалуйста. Ему не нравится… Теперь уже я и не подумал наставлять визави на «путь истинный»: хозяин-барин…

Обалдев от луны-половинки…

Когда я впервые смотрел рукопись, точнее, экранопись книги Натальи Рей, меня порой досада брала. Ну как можно впрягать всё это в одну телегу? Вот прорыв к чему-то значительному, вот сказано по-своему и не слабо, вот необычный «мэсидж» читателю… А рядом – набившие оскомину банальные «красивости», годящиеся только в здравицы друзьям по случаю. Или почти научные рассуждения в рифму, пробираясь через которые, так и хотелось воскликнуть: Простите, сударыня, но караул устал!.. Но не зря же Пушкин нам оставил гениально-простой завет: «Стихи должны быть чуть глуповаты, прости Господи». Знать бы еще меру этого «чуть»… (далее…)

Садитесь, Бальмонт, — пять.

Недавно увидел на одном сайте это стихотворение Константина Бальмонта с восторженными отзывами. Приведу пару строф:

«О, женщина, дитя, привыкшее играть
И взором нежных глаз, и лаской поцелуя,
Я должен бы тебя всем сердцем презирать,
А я тебя люблю, волнуясь и тоскуя!…

За слово лживое, что истины нежней,
За сладкую тоску восторженных мучений!
Ты, море странных снов, и звуков, и огней!
Ты, друг и вечный враг! Злой дух и добрый гений!»

Опустил вторую строфу — слишком уж, по нынешним временам, банально-заказного звучания — с «дерзаньями страстными — очами прекрасными»…
Конечно, в советские времена, когда любители «доставали» его сборники, не хотелось видеть в этих стихах ничего, кроме очарования Серебряного века. (далее…)

Письмо поэту Виктору Ш-ву о странностях поэзии

Дружище! С любопытством прочитал твой сборник. Как всегда, искал какие-то малые открытия. Здесь не случилось… Но не пугайся, расслабься. В стихоплётстве тебя не заподозришь. Без сомнения, почти всё написанное тобой – настоящие стихи. Поймал себя на мысли, что уже не могу, прочитав книгу, просто сказать: хорошо это или плохо, понравилось или нет. Похоже, обречен остаток жизни писать бесконечные продолжения своего, известного тебе, эссе «Доя насущное из мглы». И попастись в этом смысле на твоих произведениях, и по делу придраться есть где. (далее…)

Письмо в деревню Красная — поэту Алексею N. о сущности поэзии

Дорогой Алексей!

Прочитал твою рукопись. Знаю, что ты с нетерпением ждешь моего суждения. Но даже не ведаю, вдохновлю тебя или разочарую… Впечатление сложное, неоднозначное. Начну с главного. Я познакомился с творчеством несомненно самобытного стихотворца — со своим голосом, своим почерком. Есть поток и очень не слабый, хороший язык, есть образы. Палёнку искать у тебя в стихах — неблагодарное занятие. Ты, похоже, не мой «пациент». Имею в виду, что стать моей легкой добычей как «санитара поэтического леса», т.е. антигероем моего эссе «Доя насущное…» — тебе не грозило.

(далее…)

О Володе Ширяеве и не только о нём

Уже скоро 10 лет, как ушел из жизни, едва дожив до 53-х лет, Владимир Ширяев, кузбасский поэт и эссеист, член Союза писателей России… Фигурой в литературе он был очень нестандартной, далекой от какого-либо конформизма и, тем более, как сейчас бы сказали, – от комильфо. Нельзя сказать, что среди старожилов нашего отделения писательской организации у него не было друзей. Он контактировал очень со многими писателями. Однако умудрился в последние годы жизни восстановить против себя большую часть маститых. Но об этом чуть позже… Пожалуй, я многим ему обязан. Однако пишу эти заметки отнюдь не из некой обязанности. Просто назрело. Настало время рассказать о нем, о наших встречах. Да, его верная подруга Раиса Чекалдина сумела издать замечательный фолиант, где напечатаны и его лучшие произведения, и статьи, и некоторые воспоминания о нем. Но здесь — мои личные воспоминания, мой взгляд. Убежден, что они по-своему уникальны, потому что Ширяев был моим другом. Пусть никого не удивляет, что, скорей всего, буду писать здесь о нем и о себе напополам. Ибо очень многое из того, что со мной происходило — в литературе и в жизни — все 20 лет нашего знакомства часто было неразрывно связано с его участием, с нашим общением.
(далее…)

Ночью я позвонил Александру Блоку

НОЧЬЮ Я ПОЗВОНИЛ АЛЕКСАНДРУ БЛОКУ

Это случилось несколько лет назад… Ночью я позвонил Александру Блоку. Он взял трубку. Я назвался… И он сразу вспомнил меня! Оказывается, он читал мое стихотворение 70-х годов, навеянное его строками. В них я восторженно увидел не что иное, как мировое научное открытие, высказанное… раньше знаменитого ученого-открывателя!… Любопытное стихотворение, — сказал Поэт. Только, сделайте милость, больше его не печатайте в том виде: оно слишком несовершенно… Так чем могу служить?

(далее…)

Поэзия, граничащая с Богом

ГРАНИЧАЩАЯ С БОГОМ…

Сознаю: то, чем намерен сейчас поделиться — спорно. Впрочем, в поэзии, например, бесспорны только стихотворные «паровозы». Например, раньше — о партии или о преимуществах социалистической Родины… Известно, что кое-кто в свое время одними «паровозами» и пробавлялся. А небесталанные поэты иногда могли прицепить к таковому всё остальное – спорное, чтобы напечататься. (далее…)

Пушкин

«…НО СТРОК ПЕЧАЛЬНЫХ НЕ СМЫВАЮ”

Сознаю, насколько рискованно провинциалу из “глубины сибирских руд” браться за пространные откровения о Пушкине. Творчеству, жизни, закату “солнца русской поэзии” и “невольника чести” отдали дань и большие поэты, и видные исследователи, не чета моей скромной персоне. Но вот беда, когда слышу весьма точные слова о нем — университет, энциклопедия, совершенство, — что-то протестует во мне, не находя в них ничего, кроме сияния мрамора и блеска благородного металла. Мне же неудержимо хочется поделиться видением своего, совсем не бронзового Пушкина, а бесподобно живой натуры, личности невиданной силы, загадочной и противоречивой. (далее…)

Доя насущное из мглы…

На своем веку автору этих строк немало приходилось общаться – очно и заочно – с начинающими стихотворцами. И всегда – с интересом: вдруг да встречу у кого-то, пусть очень маленькое, да открытие… Иногда это случалось и, видит Бог, радость доставляло, если удавалось помочь автору напечатать такую находку. Следуя завету врача А.Чехова, не бравшего с пациентов денег за литсоветы, я как инженер поступал также. Зря, наверное. С кого-то – надо было… Зато это дает мне право опубликовать выдержку из своего письма одному выпускнику средней школы, влюбленному… в свои произведения. Что и подтолкнуло меня к этим запискам об анти-поэзии и не только о ней…

(далее…)